Rose debug info
---------------

Подписка на блог

Customize in /user/extras/subscribe-sheet.tmpl.php.

Sample text.

Twitter, Facebook, VK, Telegram, LinkedIn, Odnoklassniki, Pinterest, YouTube, TikTok, РСС JSON Feed

Sample text.

Фёдор Т пишет про себя, про Иркутск, про себя в Иркутске и про Иркутск в себе
Все посты · Популярное · Обсуждаемое · Теги

Позднее Ctrl + ↑

🧠 Турррбренд Иррркутска

Прошло три года с момента официального представления туристического бренда Иркутска, который стал известен как «Иркутскость». За это время в городе предложенный стиль почти не использовался в задуманных целях. Если исключить пародии, то принципы, заложенные Инстидом использовали кроме Информационно-туристской службы, для которой эта работа и предназначалась, считанные разы (например, Вадим Палько в своём Иркутском блоге). Хотя этот стиль люди помнят, а иногда нет-нет, да и обсудят (последний раз — Адикт на прошлой неделе в рассказе о разработке праздничного оформления 360-летия Иркутска). Но в этих обсуждениях говорят не о том, о чём нужно бы. Так как я не принадлежу в этом вопросе полностью ни к одному лагерю, а занимаю центристскую позицию, то, возможно, мне получится лучше разобраться в ситуации.

Этот пост получился очень большим, поэтому я постараюсь воздержаться от того, чтобы описывать, как должно было быть, какие ошибки были допущены при формировании технического задания, во время разработки и на презентации. Расскажу эти свои соображения в отдельном материале и покажу, как подобные задачи решались в других регионах и попробую выявить главные критерии успеха. А здесь — только пересказ исторических фактов с фокусировкой на некоторых из них. Выводы предлагаю вам сделать самим.

Расскажу:

  • о том, почему иркутскость не имеет отношения к разработчикам;
  • как разыгрывался тендер и какое было техзадание;
  • как исследовали город;
  • что и когда получилось;
  • как результаты работы приняли горожане.

Иркутскость

Сразу нужно отдельно сказать про иркутскость. В Корпусе русского языка упоминания этого слова нет, в отличие от русскости, например, которая используется с прошлого века. Первое упоминание — в 1925 году у Марины Цветаевой в «Герое труда» (Записи о Валерии Брюсове):

Не-русскость (русскость, как составное) и русскость Бальмонта — вселенскость его.

В инстаграме первое достоверное упоминание иркутскости было уже 7 июня 2016 года. Есть фото Антона Михайлова от 5 июня того же года, где «иркутскость» встречается в комментарии, но этот тег можно было вписать и позже, поэтому я приоритет отдаю публикации, где это слово на самой фотографии. Так что не Инстид придумал окказионализм «иркутскость», я думаю, что они его подслушали у Маяренкова, с которым общались во время исследования.

Более того, оно не используется в видеопрезентациях, которые посмотрели все и есть только в приложенных исследованиях (которые читали единицы). Почему вдруг широкие народные массы решили, что у разработанного стиля есть название и это название — «Иркутскость», я не понимаю.

Слова «русскость», «иркутскость» образованы по тому же принципу, что и самость например. И изначально никакого негативного или ироничного смысла иркутскость в себе не несло. Однако после презентации этого стиля, слово «иркутскость» стало почти ругательным, появился даже инстаграм-аккаунт со смешными картинками про Иркутск, который так и называется: «Иркутскость», но в нём нет ничего такого, что бы побудило туристов приезжать к нам. .

Задача

Так как это была не частная инициатива, а муниципальный заказ и раз мэрия сочла, что сумма превысит такую, которая позволила бы заключить контракт с конкретным исполнителем без торгов, провели тендер. В этом тендере мог поучаствовать любой, но подался только один кандидат, который и выиграл аукцион на сумму 1,3 млн ₽. Может быть, это произошло, потому что никто и не хотел участвовать за такие деньги. Может, потому что потенциальные участники не узнали о такой возможности.

Информацию для этого поста я брал из открытых источников. В поисках деталей контракта на сайте Госзакупок я потратил гораздо больше времени, чем рассчитывал, даже зная, что именно мне нужно найти. В названиях контрактов бывают опечатки, пропущенные буквы, одно и то же слово может быть написано и как бренд, и как брэнд, а иногда бывает такое, что человек забывает переключить раскладку и остаётся часть символов, написанных латиницей, которые выглядят как кириллица, а поиск это не распознаёт.

В этом же случае была другая ситуация. Я не мог отыскать нужный контракт, потому что он был вообще не про брендинг, не про дизайн, вот так звучала задача: Разработка и ведение комплексной программы развития туристской дестинации Иркутск. Наверное, вы тоже, как и я, впервые увидели слово «дестинация». На «Грамоте» о ней тоже ничего не знают. Нашёл определение в словарях на «Академике»: спец. место для посещения туристами, место назначения туристического путешествия. Словарь синонимов даёт более простое определение — территория. То есть, заказ был на разработку и ведение комплексной программы развития Иркутска как туристической территории.

Очевидно, что Наталья Александровна Савиных, готовившая контракт со стороны мэрии, отнеслась к этому формально: в его тексте содержится то, без чего явно можно было обойтись. Я сейчас говорю даже не о названии контракта, наверняка введшего в заблуждение потенциальных интересантов, и не об избыточной сложности формулировок, которыми грешат современные юристы, я о сути. Вот зачем, например, половину страницы текста занимает условие описания закупок жизненно необходимых лекарств?


Здоровая цитата под катом, не открывайте её
2. При осуществлении закупок лекарственных препаратов, которые включены в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, в дополнение к основанию, предусмотренному частью 9 статьи 31 44-ФЗ, пунктом 1 настоящего раздела конкурсной документации отстранение участника закупки от участия в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) или отказ от заключения контракта с победителем определения поставщика (подрядчика, исполнителя) осуществляется в любой момент до заключения контракта, если заказчик или комиссия по осуществлению закупок обнаружит, что:
1) предельная отпускная цена лекарственных препаратов, предлагаемых таким участником закупки, не зарегистрирована;
2) предлагаемая таким участником закупки цена закупаемых лекарственных препаратов (в случае, если участник закупки является производителем таких лекарственных препаратов или если при осуществлении закупок для обеспечения муниципальных нужд начальная (максимальная) цена контракта превышает размер, который установлен высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации и составляет не более десяти миллионов рублей) превышает их предельную отпускную цену, указанную в государственном реестре предельных отпускных цен производителей на лекарственные препараты, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, и от снижения предлагаемой цены при заключении контракта участник закупки отказывается.

Такого там в достатке. Но давайте посмотрим не что в тексте контракта лишнее, а что в нём по делу. Какие существенные условия: когда, что и почём.

Что


Адаптированная расшифровка ТЗ под катом, несколько экранов
I. Провести исследование. Результат — ПДФ с картинками в 40...50 страниц. Исследования запланированы такие:

  1. Двадцать пять индивидуальных интервью по часу-полтора с городскими чиновниками, связанными с туризмом и культурой; работниками турбизнеса города; лидерами мнений и представителями крупного и среднего бизнеса; экспертами (например, с историком, антропологом, социологом, искусствоведом, психологом, этнографом).
  2. Три групповых интервью с сотрудниками Информационно-туристской службы; представителями туристической области и экспертами из предыдущего пункта; представителями креативного сообщества.
  3. Аудит туристических объектов и продуктов; официальной полиграфии, промоматериалов, местную сувенирку.
  4. Наблюдения сервиса в туротрасли; повседневного бытового общения иркутян; музеев, культурных событий и праздников.
  5. Экспертные консультации с пятью экспертами.
  6. Кабинетное исследование //документов и статистики в сфере туризма в Иркутске, области, России и мире; косвенной статистики, связанной с Иркутском; литературы (художественной и краеведческой) по истории, культуре, фольклору, антропологии)

II. Разработать концепцию и стратегию программы. Результат — ПДФ с картинками на 20...30 страниц. В концепции должны быть такие пункты:

  • обоснование идеологии программы;
  • ключевая идея программы, котора задает вектор развития туротрасли города и выражает идеологию, философию программы и лежит в основе стратегии;
  • модель образа города, — что город о себе говорит (1—3 сообщения), каким образом (3—5 характеристик коммуникации);
  • вербальные символы на русском и английском языках (в нужном количестве, включая название программы, слоганы).
  • позиционирование (обоснование конкурентного преимущества Иркутска сейчас и в перспективе);
  • стратегические рекомендации по развитию туротрасли Иркутска.

III. Разработать визуальный стиль программы. Результат — ПДФ с гайдбуком на 50...70 страниц и ПСД для редактируемых файлов (графика, текст, вёрстка, что бы это ни значило). В него должны войти

  1. Концепция визуального стиля — оптимальный (!) набор элементов стиля.
  2. Система применения элементов визуального стиля на различных носителях, для различных контекстов.
  3. Графический символ и логотип (начертания, измерения, размеры, поля, написание на русском и английском языках).
  4. Рекомендации по шрифтам (по группам кириллических и латинских шрифтов, с описанием принципов их использования).
  5. Типографика (система использования типографических средств).
  6. Система использования графического символа с логотипом, фотографиями, текстом.
  7. Фирменные цвета.
  8. Фотостиль.
  9. Принципы применения, примеры верного и неверного использования.
  10. Основные приложения визуального стиля:
  • представительская полиграфия: визитка; бланк письма; папка, уголок; конверты E65 и C4;
  • печатная продукция: вертикальная и горизонтальная брошюра; лифлет-двусгибка А4; презентационная папка; бумажный пакет; плакат;
  • рекламно-презентационная продукция пресс-волл, трибуна, табличка-указатель, штендер, роллап;
  • презентация шаблоны титульного и семи внутренних слайдов в соотношениях 4:3 и 6:9;
  • наружная реклама билборд, ситиформат, растяжка;
  • веб и мультимедиа: посадочная страница, концепция внешнего вида;
  • сувенирка флэш-карта, ручка, брелок, футболка, упаковка — бумага с лентой и коробка;
  • оформление автобуса средней и малой вместимости;
  • модульный выставочный стенд.

Почём

Обоснование начальной (максимальной) цены муниципального контракта на оказание услуг по разработке и ведению программы развития туристской дестинации Иркутск методом сопоставимых рыночных цен, приложение к контракту

Сумма контракта взялась не с потолка. Мэрия провела исследование и выяснила, сколько такая работа стоит по рынку. Один человеко-день исследования стоят в неизвестных организациях 8000 ₽, 9000 ₽ и 8000 ₽. Итого, если брать среднее, то сорок человеко-дней стоит 333 тысячи рублей. Почему нужно для именно сорок — не указано.

На разработку концепциии заложено было пятьдесят человеко-дней. Разработчики концепций стоят подороже и во всех трёх организациях, предоставивших коммерческие предложения, одинаково — 10 000 ₽. Так как для такой работы, как считает мэрия, достаточно 50 человеко-дней, эта часть оценивается в 500 тысяч рублей.

Человек, разрабатывающий визуальный стиль в компаниях, оценивается в 8000, 9000, 10000 ₽ за день. А нужно человеко-дней шестьдесят штук. Итого, визуальный стиль по концепции оценён в 540 тысяч рублей.

Когда

Схема освоения денег предложена следующая. Всего на работу заложено шестьдесят дней.

  1. Исполнитель двадцать дней разрабатывает программу развития.
  2. Мэрия в течение двух дней рассматривает программу, правочки отправляет электронкой.
  3. Исполнитель вносит правки восемнадцать дней и присылает новый вариант.
  4. Мэрия за два дня изучает новый вариант, правочки отправляет электронкой.
  5. Исполнитель вносит правки и отправляет финальный вариант вместе с актами ещё через восемнадцать дней.
  6. Мэрия проводит экспертизу работ и подписывает акт (всё за два дня).
  7. Ну или же мэрия находит в те два дня несоответствие с техзаданием и не подписывает акт, а вместо этого — пишут отказ. Стороны составляют перечень недоделок и срок для их устранения. После чего исполнитель эту работу доделывает.

Возможно ли в три недели разработать туристическую программу развития города — я не знаю. Но корректор точно не успел проверить макеты и отчёт.

Разработчик

Единственным участником конкурса на разработку бренда Иркутска истала компания Инстид. Наверное, они знали, что такое дестинация. Компания разрабатывала бренды для Татарстана, Минска, Еревана и Новой Москвы.

Результаты работы

Хочу заострить внимание на том, что методологию решения задачи профессионалам предложил сам заказчик. Он определил всё: сколько часов интервью и с кем нужно провести, сколько человеко-дней на это потратить, какую полиграфию нужно посмотреть, сколько страниц отчёта нужно написать и сколько всё это должно стоить. Вообще ни секунды не нужно удивляться полученному результату, когда сам заказчик стоит над душой и говорит, что делать. Творческие задачи по-настоящему решаются не так. Но я расскажу про это в следующем посте по теме.

Методы решения задачи экспертам предложила сама мэрия, поэтому Инстид делал то, за что уплочено. Может быть, они и сами не рады были проводить интервью с этими людьми в таких количествах и такой продолжительностью. Но раз заказчик такой искушённый в деле брендинга попался, то делать нечего — нужно всё сдать по пунктам договора, чтобы получить деньги.

Интервью проводились, это видно на фотографиях в отчёте. На одном групповом я сам присутствовал. Встреча показалась мне несколько странной по формату, по задаваемым вопросам. Но я же никогда не разрабатывал программ туристской дестинации, может, это так и делается.

Я увидел результат работы за день до презентации и был весьма обескуражен. Мне было очень интересно, как авторы будут это презентовать и защищать. Потому что предложенные визуальные решения примитивны. Пять цветов, полтора шрифта (каждый в одном начертании). Оригинального как будто бы ничего не было, так может выглядеть какая-нибудь хипстерская «Стрелка». Такого полно в европейских плакатах и на веб-панк-сайтах. Как это всё притянуть к Иркутску — я не понимал.

Но на первой публичной презентации у меня картинка сложилась. Я понял, что и с такими ограничениями работать можно. Ну полтора шрифта — пусть полтора шрифта. Ну пять цветов — и пять цветов. Вон, у Кока-колы их больше? У Макдональдса? Если вам недостаточно пяти цветов, можно вообще не использовать однородные плашки: гайдлайн разрешает использовать на иллюстрациях природные фоны (волны, небо, поверхность мрамора), а в жизни, например на вывесках, — естественные материалы (металл, стекло, камень, дерево). И фотографии с людьми тоже можно использовать. Какие и как — описано.

Результаты работы выложили публично. Там и исследование, и концепция, и стратегия, и гайдлайн. Но только ПСД, которые по условиям договора должны быть сдаваны, я не нашёл, возможно, их и не было. Вот, кстати, ещё вопрос — почему это мэрия решила, что нужны только проприетарный растровый ПСД как исходник, а не векторные форматы типа свободного ЕПС.

Я не стал проверять, всё ли в этих пэдеэфках совпадает по списку с приложением к договору, любой из вас может это сделать. Но, думаю, раз деньги заплачены, то, наверное, мэрия делала экспертизу и сверяла принесённое с заказываемым.

Презентации

Так как простой народ не готов читать многостраничные отчёты, то для широких масс подготовили два коротких ролика.

«Здесь мы мало что добавляли от себя: всё по большей части создано из цитат, мы их только связывали. Часть идёт от Вырыпаева, часть — цитаты Ножикова и других известных иркутян», — рассказал разработчик Александр Гранд.

Так как из этого ролика было бы не понятно, а как, собственно, нужно использовать этот стиль и в чём он заключается, то сделали второй ролик.

К первому ролику у меня вопросов особых нет, ко второму — есть. Он не выполнил ту задачу, которую должен был выполнить. Люди вообще не поняли, что там к чему, почему Иркутск — это шрифтовое месиво, почему вдруг появляются фотографии чёрных античных бюстов, хитрых миди-клавиатур, лондонских улиц. И что со всем этим делать.

Ну вот была ещё концепция бренда, с исследовательской базой.

И была программа развития (дайте двенадцать миллионов на первый год).

Интересно, что и здесь, и в первом документе текст набран не выбранным для бренда шрифтом

Ну если бы я только этот ролик смотрел, я бы тоже ничего не понял. Понятно стало только после того, как я сходил на презентацию, послушал разработчиков, а потом прочитал все прилагавшиеся документы. А должно было быть не так. Если надо объяснять, то не надо объяснять.

Результаты работы на бумаге

Визуальный стиль

Основные метафоры

Основные метафоры — заряд, переворот, прорыв, встряска. Это можно проявить через свечение, отражение, изменение угла зрения, контраст, полёт. Транслировать какую-то из этих метафор в работе, это и значит поддерживать стиль Инстида. Вот, например, лучший сквер России на Чудотворской (авторства Ольги Жуйковой) — это про заряд, потому что в нём основная идея — свет. Или вот сайт БДСЛ — там переворот.

С использованием этого визуального языка я для мэрии небольшие информационные таблички для общественных пространств, используя этот стиль (деньги заплатили, но реализовывать не стали). Какая история места, что да как. И на трёх языках. Тогда я использовал метафору переворота. И вместо каких-нибудь пюпитров сделал вращающуюся на металлическом шесте треугольную призму, на трёх боковых плоскостях которой разместил тексты на разных языках. Там, где позволяли бы условия (где была бы возможность скрыто подвести электричество), можно было бы эти призмы делать из светопроницаемого пластика, чтобы транслировать ещё и метафору заряда: были бы такие невысокие маячки. Там и цвета использовались соответствующие, и вёрстка была авангардная, и рисунки минималистично-примитивные. Но даже если бы текст верстали другим шрифтом, с другими иллюстрациями, заряд и переворот всё равно бы остались.

Шрифт(ы)

Ирк.ру написал, а сми подхватили, что Иркутск получил сразу два шрифта: Pragmatica Regular и Rebel Font. Но это не так.

Шрифт Прагматика стоит 30 $, что составляет, на момент написания этого поста, 2180 ₽. И эту сумму должен потратить каждый, кто хочет что-то набрать по предложенному гайдлайну. И нужно внимательно посмотреть лицензию продавца (или производителя), возможно, в ней есть какие-то ограничения, которые потребуют покупать расширенную, а, следовательно, более дорогую лицензию, чтобы использовать этот шрифт для логотипов, на сайтах, в приложения и в видео. Так что Прагматику город не получил. Ну вот себе я купил.

Ещё интересно, что Прагматика — развитая гарнитура. В ней есть зауженные, наклонные, насыщенные начертания (всего их сорок три, можно купить оптом, со скидкой, выйдет 625 $ (около 45 000 ₽). Почему разработчики решили использовать только одно начертание, а не несколько?

Послушайте, если есть четверть часа, о «Прагматике», рассказывает арт-директор «Паратайпа» Владимир Ефимов

Второго шрифта город тоже не получил. Он фигурировал в презентации, но в виде отдельных надписей. Сергей Клещев его разрабатывал, но так и не довёл работу до конца, файла шрифта ни у кого нет. Мне рисунок символов нравится. У них хороший контраст со спокойной «Прагматикой» — шрифт острый, дерзкий и немного как будто неправильный.

Кстати, существует другой шрифт с таким же названием, тоже акцидентный, но с совершенно другим рисунком. И тоже не бесплатный.

А вот какой шрифт Иркутск получил на самом деле — так это «Иркутск» в прямом и курсивном начертании (я это точно знаю, потому что участвовал в производстве). Первое начертание оплатил город, на второе — скинулись иркутяне. Новые начертания появятся, когда будет финансирование. Жертвуйте на Бусти или в форме внизу поста (обязательно тогда напишите, что это на очередные начертания). Мечтаю развить эти два начертания до гарнитуры с разными насыщенностями и с разной шириной, а потом собрать из этого первый городской вариативный шрифт в мире. Всё в ваших руках. Принимаются пожертвования не только частных лиц, но и от компаний.

Знаки

Разработчики представили три основных знака: бесконечность, название города, молния.

Более широко известна бесконечность — переплетение названия города кириллицей и латиницей. Я даже сделал себе парный значок и до сих пор ношу его. Если кому нужно, то обращайтесь, сделал немножко с запасом, могу вам продать.

99 ₽ за пару

Приём с повторяющейся рокочущей Р (R) используется и в других местах.

Слово IRKUTSK с кувыркающимися буквами — иллюстрация идеи переворота. Первое время меня напрягало, что последняя буква смотрит не в ту сторону, но привык.

Жаль, что надпись существует только в одном латинизированном варианте, интересно было бы посмотреть на вращение русских букв

У молнии (или как её ещё называют в ИТС, «бабули» — потому что значок похож на бабочку), наименьшая узнаваемость. Мне симпатично, что у молнии нет одной зафиксированной формы — её можно плющить и растягивать всячески.

Знак не уникальный, у белорусского Витебского приборостроительного завода и украинского креативного агентства такой же.

Да и вообще вот он на стоке лежит. Но это всё совпадения. Такое в дизайне сплошь и рядом.

Фотографии

У обывателя складывается впечатление, что предложенный стиль подразумевает только эксперименты с типографикой. Ну в редких случаях ещё использование графических примитивов. Можно ещё каракули нарисовать. Но на самом деле можно использовать и фотографии. Только из видеопрезентации это было совсем не очевидно, а ПДФ с руководством по использованию стиля видели единицы.

В руководстве о фотографиях сказано следующее:

Общий принцип для используемых фотоизображений: дело не в объективном предмете, каким бы значимым он ни был — а в том, какой опыт человек от всего этого получает. В случае Иркутска опыт должен заключаться в заряде, перевороте и прорыве. изображения, включаемые в фотобанк, должны содержать следующие атрибуты: тема полёта (полёт, небо, звёздное небо, воздух, атмосфера, солнце); контраст цвета, формы, приёма, жанра; переворот, изменение угла зрения; эффект расширения, одновременного присутствия в разных пространствах.
Важно, чтобы фотографии показывали аутентичный, актуальный образ жизни, людей, а не этнические атрибуты или историзмы. «Пустые», ненаполненные фотографии лучше не использовать вообще.
При выборе фотоматериала и составлении технических заданий для съёмки и продакшена следует учитывать положения из Модели целевого образа. Естественно, выбор технических и художественных средств остаётся за конкретными специалистами, но они должны максимально точно передавать образ, заложенный в Модели целевого образа, и выражать Ключевую идею. Каждая фотография должна говорить: «Проснись!» Каждый снимок должен передавать характер Иркутска: яркий, большой, свободный, твёрдый, точный.
Если это портреты людей, то они должны быть с яркой внешностью, наполнены энергией, с устремлённым взглядом, с концентрированной эмоцией. Текстуры и макросъёмка должны создавать космический эффект. Еду, интерьеры и активности стоит показывать через людей, а не атрибуты.

Фотографии можно использовать как есть, а можно тонировать: делать дуотон (печать двумя какими-то красками) или монохром. Я использовал такой приём, когда делал сувенирные оранжевые заборы. Там и метафора переворота была: человек смотрит на тонированную синим фотографию, в вырезе в форме бабули видит полноцветное изображение и представляет, что сейчас откроет упаковку, а в ней — та же арка, только во всей красе. Открывает и его немножко встряхнуть должно: внутри действительно арка, но ещё и уродливая, чужеродная хреновина.

Цвета

Основные цвета — черный, белый и тройка РГБ (красный, зелёный, синий).

Разработчики на одной из публичных презентаций сказали, что идея чистых, простых цветов к ним пришла, когда они летели на самолёте и смотрели на Иркутск сверху вниз: крыши многих домов были синие, красные и зелёные. Ну такое объяснение действительно выглядит похожим на правду. Крыши в частном секторе и промзонах действительно могут быть таких цветов, потому что там, видимо, массово используют профнастил с его небогатой палитрой. Но это точно не то, вокруг чего стоит выстраивать идентичность города — такая нищета и отсутствие вкуса у нас по всей стране.

С предложенной палитрой я вижу только две проблемы: вторичность и сложность адекватного отображения некоторых цветов на печати.

Вторичность — потому что такая цветовая гамма уже давно используется в веб-брутализме, а на печати — красный, чёрный, салатовый и синий по всей стране используется в объявлениях на ризографе о покупке волос, ярмарках одного дня и о продаже (покупки, сдаче, аренде) квартир. Вот только веб-брутализм — не совсем то же самое, что брутализм в иркутской архитектуре школы Павлова. Хотя есть общее слово, но брутализм в сети — раздражающее, неестественное, а брутализм в архитектуре — спокойствие, натуральность.

Сложность при печати — потому что цветовой охват обычной печатающей техники гораздо меньше, чем то, что может отобразить экран, а разработчики предлагают три самых полярных значения. Такой кислотный зелёный просто так не напечатать. С красным и синим ещё туда-сюда, но тоже есть сложности. Я печатал Иркутский музейный гид офсетом в одну краску и взял указанный разработчиками стиля пантон. Шрифты в макете были другие, вёрстка — достаточно сдержанная, без экспериментов, использовал только цвет. Ну и кто может в готовом результате увидеть этот сочный, раздражающий синий, который показывается в презентациях на экране?

Но с цветами тоже можно поступать вариативно. Если технология не позволяет использовать зелёный — ну ещё четыре цвета есть для этого макета, можно что-то где-то заменить и взять их. Работая с цветом, главное, помнить о заложенных метафорах. Можно печатать чёрным по чёрному, можно печатать прозрачным по синему. Можно вообще не печатать, а делать конгрев, тиснение или наносить лак.

А ещё с цветами можно играть. В презентации были сувенирные карандаши, цвет корпуса которых не совпадал с цветом грифеля. Или вот я долгое время носил на на одной ноге сочный синий, а на другой — сочный зелёный носок. Можно было бы выпустить иркутский набор носков и продавать не парами, а три разноцветные штуки.

Реакция

Про этот стиль говорили даже на федеральном уровне. В «Бизнес-линче» Артемий Лебедев работу похвалил, но отметил следующее: «Там только одна проблема — во всей подаче нет Иркутска. Дизайнеры его стесняются. Иркутск, конечно, не самый красивый город, но если показывать в презе фотки Лондона, то краше от этого Иркутск не станет».

Когда в очередной раз проходил Вкусометр, мне попалась знакомая картинка

Были публикации и в сми: Медиаликс, «Нож», Пикабу, «Состав», Т-журнал, Фишки.нет и других.

Больше всего писали об этом, конечно, на местном уровне (вот, например, АиФ, «Бабр») (только не понимаю, почему интервьюируют Барышникова, если не его комитет был заказчиком).

А «Провинция» выпустила два материала: колонка редактора (во время разработки, в декабре-17) и отдельную статью в мае-18 (после презентации). Интереснее второй. В нём авторы отмечают схожесть предложенного стиля со стилем амстердамского музея (особенно хорошо ребята из Инстида украли как художники знак с бесконечностью). А вот посмотрите на презентацию стиля музея. Мне кажется, что второй презентационный ролик иркутского стиля — одна сплошная цитата этой голландской презентации.

Даже музыкальное сопровождение похоже

А ещё «Провинция» указывает, что стиль был придуман сперва вообще, а потом только его притянули к Иркутску. Потому что есть фотография в Инстаграме Сергея Клещева, сделанная 6 февраля 2018 года, на которой про Питер рассказывается визуальным языком, который в апреле на презентации станет иркутским.

Это верно, фотография была опубликована до публичной презентации весной, но не об этом надо думать. Контракт разыграли в августе, по его условиям на разработку было шестьдесят дней, то работа должна была быть принята до февраля, до этой фотографии в Инстаграме. Я думаю, что если всё было как описано в условиях, то работа должна была быть принята до Нового года. И оплачена до него же — ведь бюджет нужно освоить. И тут другой вопрос должен возникнуть — а почему с презентацией тянули несколько лишних месяцев. Может, нужно было о пене поговорить?

Да и нет разницы, когда на той фотографии использовали типографический приём из стиля Иркутска. До — это такое подмигивание своим, кто в курсе хода работы. А после — это подмигивание всем — да, это вот мы сделали это самое, что сейчас так обсуждают.


Ирония

В народ стиль не пошёл. Если его использовали, то скорее в шутку, потому что константы искажены. Я принёс несколько снимков из Инстаграма, если найдёте там ещё, кидайте, я дополню пост. Пока вот:

Но стиль в народ и не особо-то должен был идти, это продукт на экспорт, для внешнего потребления. Почему же так возбудились иркутяне? А потому что интервью с ними провели, а в процесс по-настоящему не вовлекли.

Через время собралась инициативная группа, которая решила переделать или развить идеи Инстида. Провели опрос. А потом собрались обсуждать результаты в коворкинг-центре «Точка кипения» (в которой, кстати, одно из первых воплощений бренда — по белым стенам здания расклеены чёрные хештеги с инстидовскими лозунгами, набранные «Прагматикой»).

Обсудили результаты опроса, публикации в сми, послушали мнения друг друга. Потом как-то проголосовали круглыми РГБ-наклейками за какие-то метафоры, которые предложил Инстид и за людей, которые были бы не против поучаствовать в работе по переосмыслению, развитию и внедрению туристического бренда (кто-то из числа присутствовавших согласился войти в команду).

Как видно, метафоры люди, в целом, принимают, а вот их визуальное воплощение — нет

Хотя меня там и отметили зелёным стикером, к этой работе меня не привлекали, я не знаю, собиралась ли дальше эта инициативная группа, в каком составе, что она сделала за три года.

Когда буду писать следующий пост, с разбором ошибок подходе к такой работе, я попробую найти другие работы по брендингу Иркутска и Байкальской Сибири.

Ещё одно мнение

Когда ещё года полтора назад начал готовить этот материал, обратился к дизайнерам Иркутска в профессиональном Телеграм-чате с вопросом: что они думают по поводу этого стиля. Но публиковать их мнение в самой статье я был готов только вместе с какой-нибудь картинкой, подготовленной этими дизайнерами на основе предложенного Инстидом стиля. На таких условиях никто не согласился, поэтому опубликую здесь только мнение рядового иркутянина, что нашёл в одном из чатов. А для желающих высказаться открыты комментарии, если вдруг они захотят что-то дополнить.

1. Всё, что в Иркутске есть хорошего — это руины европейской цивилизации, след русского колонизационного фронта. В Иркутске нет никакого разнообразия, поликультурности, есть развалины цельного дореволюционного российского города, изгаженные советскими мартышками. Если азиаты изгваздали наш город своими испражнениями, это не обогащение, это надругательство.
«Разработчики» «иркутского» «бренда» — наблатыкавшиеся дизайн-жаргона новиопы, которые смотрят на циклопические останки, но не видят их, культурки «не хватает».

2. «Бренд» пытается быть смелым, но это смелость в дозволенных мейнстримом рамках, что-то вроде «комсомольская отвага» бороться с идеологически неправильной одеждой в Застой.
Чтобы создавать панк-искусство, надо быть панком, жить как панк, и сдохнуть до тридцати. А разработчики проекта отожравшиеся мажоры, чья сила в послушании и самоотверженном конформизме. Они «смелые» потому что лидеры мнений их тусовки сказали, что нужно быть смелыми.
Это не панк-группа, а девочковая группа «Ранетки», изображающая панк-группу для подросткового шоу на ТНТ.

3. Творческий метод авторов — безудержная лесть обывателям. Я чуть не блеванул от флюродроса иркутянам (так это вроде называется).
Тошнотворно.

Итого. Этот бренд не будет официальным брендом Иркутска, я его не стану утверждать ни за какие коврижки.

Большое спасибо жене, которая помогла приготовить этот пост. Без неё бы не сложилось. Через форму ниже можете поблагодарить и её. Ну или подписаться на подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку нашей редакции. Будете влиять на редакционный план, выбирать новые темы для публикаций.

📖 Искусство жить просто

Думал, что книга будет о разбарахлении, которое всем нам нужно, и которое мы периодически проводим. Собирался выйти на новый уровень, но эта книга меня не подтолкнула к этому. Наверное, надо будет пойти к первоисточнику — Мари Кондо.

Искусство жить просто: Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь / Доминик Лоро ; Пер. с франц. — М.: Альпина Паблишер, 2014. — 228 с. ИСБН 978-5-9614-4609-8

Книга ориентирована не на таких, как я, а на каких-то мечтательных нью-эйджевских женщин, дышащих вагиной. Ну что не для мужчин — это точно, потому что в текстах обращения сформулированы в женском роде. А остальное — ну становится ясно из упоминающихся вибрациях, фен-шуе, энергии се-ци (или ша-ци), закислении организма, шлаках и прочей подобной лженаучной ерунде.

Конечно, люди могут верить во многое иррациональное. Вот взять то же самое закисление — у меня есть знакомый, который верит в эту чушь и раз в месяц устраивает себе день, когда жрёт соду, чтобы загасить какую-то избыточную кислоту. Я недоумеваю, конечно, и не могу понять: почему он не сделал две вещи: не прочёл первоисточник (а я прочёл) и не посмотрел на него скептически. И почему он не делает простого эксперимента из своих опытов: пошёл бы сдал анализы крови и прочих жидкостей до содотерапии, а потом — после неё. Ну и сделал бы выводы какие-то.

Есть в книжке и полезные соображения. Но, в целом, все они укладываются в простую формулу: избавьтесь от лишнего (лишнее может быть всем: весом, знакомыми, вещами, тюбиками косметики). Правда, Доминик иногда предлагает очень странные методы (пейте уксус).

Если выбирать между этой книгой и «Искусством стильной бедности», то я выберу вторую. Она и написана веселее, и издана удачнее. Эта в плане дизайна — просто ужас.

Оформление

Полное несоответствие оформления содержанию. С лицевой стороны обложки нужно убрать дескрипшн («как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь») и логотип издательства. А сколько всего нужно убрать с задней стороны обложки! Да всё, кроме штрихкода.

Переплёт — 7БЦ, но это тоже противоречит тексту книги: ламинация — пластик. А лучше использовать натуральные материалы. И здесь это тоже можно было сделать.

Текст на корешке набран не в русской традиции, вверх ногами. И тут тоже лишний логотип

С оформлением текста внутри всё ещё хуже. Если на обложке используется что-то вроде Гельветики, — отлично, стерильная нейтральная гарнитура, то внутри — уже что-то с засеческами. Или вот глава «Преимущества минимализма» (в карусели ниже будет фото). На развороте десяток текстовых стилей. Дизайнер не стал думать, как бы в духе книги оформить ситуацию со следующими друг за другом заголовками нескольких уровней и сделал это так, как сделал бы для любого другого текста. Ну и самые нижние заголовки выглядят как отстой: разрядка очень нужна.

На список 1000 маленьких удовольствий отведена восемьдесят одна строчка

Эту книгу продаю за ту цену, которую сами объявите (есть ещё кучка). Подписчикам на Бусти — скидки, а донорам с уровнем «Бакалажановый» и выше — подарю.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

📖 Слово и судьба

Не так давно прочитал книжки про чтение и ещё где одна из сюжетных линий была о писателях в СССР. И многое теперь увиделось с другой стороны.

Михаил Веллер, «Слово и Судьба», АСТ, 2008, ИСБН 978-5-17-053162-2, тираж 20 000 экземпляров

Половина книги — цикл «Перпендикуляр», который образован шестью лекциями в университетах, двумя выступлениями на книжных ярмарках и одним — в Союзе писателей Китая. Вторая половина — автобиографическая повесть «Моё дело».

Его выступления (своего рода эссе) достаточно интересны, но тут я их разбирать не буду. Наверное, сделаю попозже серию постов на Бусти (ссылки потом поставлю тут).

А вот про «Моё дело» поговорить стоит. Автор рассказывает о творческом пути и выковывании своего характера. Как он учился в школе; как поступал на филфак; как он работал всем и везде, получая опыт и собирая фактуру; как писал и пытался пристраивать рассказы.

Всё это с большим количеством деталей — цены, имена, обычаи. Большой акцент сделан на описании книжного мира в СССР. Где чтобы что-то где-то издать, желательно быть членом Союза писателей. А чтобы стать членом Союза писателей, нужна изданная книга. Можно издать книгу и не будучи членом Союза писателей, но для этого нужно издаваться в каких-нибудь газетах, журналах, пытаться войти в сборники. А если ты русский, то это ещё сложнее. А вот если русский, но пишешь на беларусском или украинском, например, или живёшь в какой-нибудь союзной прибалтике, тогда вероятность опубликоваться выше. Какое гадство.

Так как я уже был знаком с творчеством, то мне было интересно читать, как автор создавал свой стиль и узнавать историю знакомых рассказов. Но это чтение было постоянным преодолением.

У меня нет объяснения, почему книги Веллера издаются так безобразно. Это талантливый автор, у него блестящая короткая проза, рассказы раннего периода — одни из лучших, что я читал. Есть произведения, которые мне не нравятся, есть спорные вещи. Его философской концепции энерговитализма можно кости перемыть. Но в целом — автор словом владеет, есть у него и юмор, и ум. И какой же колоссальный диссонанс между тем, как текст написан и тем, как он воплощён в виде материальной книги. И если «Моё дело» пронизано болью, что автора не издавали, я не понимаю, где переживания того же самого Михаила (Мартина) Веллера (Идена), что его не издают прилично? Ведь теперь это не тот же самый человек, чьи рукописи возвращают из издательств непрочитанными, теперь у него есть деньги, имя, влияние. У меня не укладывается это в голове.

Сейчас увидите, о чём я говорю.

Оформление

В «Моём деле» автор выписывает себя как эстета, человека со вкусом (например, эпизод с созданием фуршета в редакции). В других своих произведениях ощущение этого авторского превосходства в плане культуры плане присутствует. И поэтому мне решительно непонятно, почему все книги Веллера оформлены по-уродски. Вёрстка страшенная везде. Бумага — иногда бывает нормальная, обложки — пошлятина страшная. Единственная более-менее прилично оформленная серия (я об обложке, нутро там тоже ужасное), — это те, что в конце девяностых делало издательство «Фолио» — коллажированное (впрочем, для его обложек это излюбленный приём). Но и там был странный выбор шрифтов. Может быть, конечно, это мне кажется и у Веллера никогда не было хороших обложек, а то я выделяю только потому, что это первые книги, которые я у него читал и многократно перечитывал, поэтому такое ностальгически-тёплое воспоминание, которое скрашивает и оправдывает плохое оформление.

На обложке этой книги три случайных шрифта. Зауженный гротеск, набранный только заглавными с избыточной разрядкой сверху; антиква тип Таймс, только заглавные с небольшой разрядкой; автор — курсивным курсивом (не могу опознать) с бессмысленными подчёркиванием и разрядкой, а ещё — с двойным пробелом перед фамилией (и с тиснением фольгой!).

Так как надпись «Как стать писателем» очень тонким шрифтом, а трепинг назначили неправильно, печатник тоже не досмотрел, то белые буквы пошли розовыми пятнами. На корешке это особенно хорошо видно

Выбор бумаги и качество печати делают мне неприятно. Бумага офсетная белая, не газетная, но очень тонкая. И когда с приводностью всё хорошо и строчки на обороте точно попадают на строчки читаемого разворота, то выглядит всё прилично. Но как то-то приводность нарушается из-за подзаголовков, стихотворений или других причин — всё, грязь, грязь, грязь. Это про бумагу. Печать — недотиск постоянный, а местами — марашки на полях от форм. Схаваем-с.

Но от качества вёрстки мне просто дурно. Меня физически выворачивает. Ну ладно, выбрал дизайнер Таймс как основной шрифт. Это можно понять. Можно понять, когда он набирает какие-то фрагменты моноширинным шрифтом, имитируя работу автора на печатной машинке. Можно можно как-то объяснить, почему цитаты не курсивом, а гротеском. Ладно. Можно попытаться объяснить, почему дизайнер для подзаголовков при уже имеющемся зоопарке использовал Монотип курсив, с воплями, но можно. Но почему в заголовках и подзаголовках дизайнер сочетает несколько типов гарнитур, да ещё и в разном кегле?

С дополнительными элементами оформления, вроде рамочек), дизайнер не справился совсем.

Выходные данные не оформлены по стандарту, поэтому я не знаю, кто делал обложку, кто был метранпажем. Указано только «Вёрстка — Шумилин С. В.». Он работал ещё, по меньшей мере, над пятью книгами Веллера и в серийном оформлении, и в индивидуальном. Обложки других книг с участием Шумилина показывают, какой у него уровень и вкус.

В лекции «Критика критики» Михаил Иосифович даёт такое определение:

Критика — это когда он, критик, учит его, писателя, как бы он, критик, написал то, что написал он, писатель, если бы он, критик, умел писать.

Может быть, и так. Но иногда он, критик учит его, дизайнера, как бы он, критик, сделал бы то, что сделал он, дизайнер, если бы ему, критику, позволили бы это сделать.

Обилие жёлтых закладок — упоминания книг, я поставил себе в план нескольких авторов и несколько конкретных произведений. Но собирать их в список, как я это делал для «Соответствий», не стану

У этой книги есть пара — «Слово и профессия» в таком же оформлении. Посмотрел на сайте издательства содержание, оказалось, что почти всё я читал. Если у вас есть этот том и он вам не очень нужен, то я бы его у вас приобрёл (хотя меня и будет мутить от дизайна). У меня тоже есть книги, от которых избавляюсь.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы. В частности, они видят черновики постов со всеми невошедшими в рецензию цитатами, что выделены у меня закладками.

🧠 Комитет городского обустройства

Городская среда в Иркутске невысокого качества. Местами она очень сильно деградирует, о чём я пишу тут и на канале. Особенно меня беспокоит не что-то штучное (хотя к памятникам тоже много вопросов), а инфраструктурные объекты и элементы, которые находятся постоянно на виду, тиражируются и в значительной мере характеризуют наш город. Я говорю о материалах, форме и цвете лавок, урн, фонарей, аншлагов, ограждений, рекламных тумб, детских площадок, систем водостока, тротуаров.

И это всё не появляется же само, этим всем кто-то заведует. Ведь какие-то люди решили, что европейском городе Иркутске должны быть заборы с бурятским орнаментом. Кто-то же до сих пор белит деревья. Кто-то же санкционирует побелку и покраску бордюров. Кто-то же красит фонтаны, заборы и спилы деревьев оранжевым. Кто-то же распорядился развесить на фонарях центральных улиц вот это вот светодиодно-достопримечательновское. Какие-то люди утверждают же внешний вид павильонов остановочных пунктов. Кто-то же выбирает лавки для скверов. И им это нравится, они считают это уместным и, возможно даже красивым.

Подумал, ориентируясь на название, что этим всем занимаются люди из комитета городского обустройства. И решил узнать о квалификации этих людей. Показательные результаты и некое представление о том, что у них в голове, дал бы «Вкусомер» Студии Артемия Лебедева. (Сотрудников иркутской мэрии уместно оценивать по-лебедевски, потому что Студия не заимствовала идеи у администрации Иркутска, а вот дизайн лавочек для лучшего сквера России-2017 мэрия у столичной дизайн-студии украла, отсюда ясно, кто кого считает экспертом в области промдизайна).

Поэтому нужно брать более простой, пусть даже примитивный способ. Предыдущий главный архитектор города Сергей Анатольевич Александров как-то сказал, что его комитету сложно работать с КГО, в котором тогда не было ни одного архитектора, — люди разговаривали на разных языках. Могу представить, как тяжело было людям творческих профессий объяснять завхозам, что не надо заборы (и тем более фонтаны) красить в оранжевый. Вот я и подумал, что проще всего оценить квалификацию людей, которые отвечают за облик города, если узнать об их образовании. Потому что главное, что нужно людям из этого комитета, — насмотр. И если кто-то из них учился на архитектора, графического дизайнера, художника или получал какую-то подобную профессию, пусть даже в иркутском Политехе, то он всё равно что-то краем уха мог слышать про гармонию, стили. У выпускника факультета изящных искусств вкус мог не развиться, но он мог хотя бы тупо запомнить: вот это считается красивым, а вот за такое в приличном обществе в рыло дают.

Понятно, что образование — это слишком формальный, узкий критерий, который ничего не гарантирует, процитирую Александра Глебовича Невзорова:

Наверное, это ужасно, когда геология попадает в руки адвокатам и анатомам. А естествознание — журналистам, солдатам-наёмникам (получавшим своё образование на поле боя), служащим банков, недоучкам — воспитанникам иезуитских колледжей, которые немножко изучали право. Это, конечно, ужасно. Но фамилии этих людей, ребятки (если это вам что-нибудь говорит) — Чарльз Лайге, Стенон, Энгельс, Декарт и Ламарк. Конечно, не менее ужасно, когда физика и астрофизика попадает в руки юристам, квакерам, фермерам, служащим бюро патентов, телеграфистам, переплётчикам без всякого профильного образования. Но имена этих людей — Хаббл, Дальтон, Кепплер, Эйнштейн, Эдисон, Фарадей. Список можно продолжать до бесконечности, завершив красивой точкой, что археология не может быть делом приказчиков из бакалейных лавок, воришек и авантюристов, но фамилия этого приказчика — Шлиман.

Нужный фрагмент с четвёртой минуты

Но я не придумал ничего лучше и отправил запрос в мэрию про образование сотрудников КГО.

23155 от 07.05.2020

Неоднократно обращался в комитет городского обустройства по темам, связанным с дизайном городской среды. В связи с чем у меня возникло три вопроса.

  1. Какая общая численность сотрудников КГО (все подразделения)? Мне нужно только количество — имена, должности, зарплаты и другие персональные данные не интересуют.
  2. Сколько сотрудников КГО имеют высшее образование. Мне нужно только количество людей. Есть ли люди с несколькими высшими образованиями и есть ли кандидаты наук — не имеет значения, но если захотите рассказать — хорошо.
  3. Сколько сотрудников КГО имеют высшее или среднепрофессиональное образование, связанное с дизайном, архитектурой, культурологией, живописью, реставрацией, скульптурой, декоративно-прикладным искусством, изящными искусствами, искусствоведением, эстетикой, историей искусств и так далее? Мне нужно знать: а) название специальностей из предложенного списка (а если вы сочтёте уместным, и другие родственные профессии); б) количество людей, получивших это образование (имена и должности не интересуют); в) тип — высшее это или среднепрофессиональное образование (класс фортепиано в школе искусств, кружок фотографии, недельный курс ландшафтного дизайна не считаются).
Мне ответили в том же месяце, что удивительно, но ещё удивительнее, что указали номер обращения, который выдала Виртуальная приёмная мэрии, такое со мной было впервые и до сих пор не повторялось

Полный текст письма — по щелчку.

На Ваше обращение от 7 мая 2020 года №23155, зарегистрированное в администрации города Иркутска 8 мая 2020 года № 027-05-2833/20, сообщаю, что в соответствии с Положением о муниципальной службе в городе Иркутске для замещения должности муниципальной службы требуется соответствие квалификационным требованиям к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы или работы по специальности, направлению подготовки, знаниям и умениям, которые необходимы для исполнения должностных обязанностей, а также к специальности и направлению подготовки.

Муниципальные служащие и работники, исполняющие обязанности по техническому обеспечению деятельности, замещающие должности в комитете городского обустройства администрации города Иркутска, соответствуют квалификационным требованиям.

В комитете городского обустройства администрации города Иркутска работает 108 человек, из них 105 человек имеет высшее образование, 17 человек имеют два высших образования, кандидатов наук нет, 2 человека имеют высшее образование по специальности «Архитектура», 2 человека имеют высшее образование по специальности «Социально-культурная деятельность».

  1. У нас все сотрудники квалифицированные.
  2. В КГО работает 108 человек, из них у 88 высшее образование, ещё у 17 — два высших образования.
  3. Среди сотрудников КГО два архитектора и два специалиста по социально-культурной деятельности.

Итак, мы узнали, что в КГО теперь архитекторы есть. Всего три процента из сотрудников комитета, отвечающего за облик города, учились чему-то культурному и прекрасному. Но вообще КГО занимается не только тем, что мне было изначально интересно (объектами городской среды), а ещё, например, дорогами и транспортом (думал, первыми занимаются в каком-то из подразделений комитета по градполитике, а транспорт — вообще отдельная самостоятельная структура).

Структура комитета городского обустройства

Департамент дорожной деятельности и транспорта​

Отдел строительства, реконструкции и ремонта дорог
Отдел содержания, эксплуатации дорог и искусственных сооружений
Сектор безопасности дорожного движения​
Отдел развития дорожной и транспортной инфраструктуры​
Отдел контроля, согласований и выдачи разрешений

Департамент финансовой и правовой работы

Бюджетно-финансовый отдел
Контрольный отдел
Сектор по работе с обращениями граждан​
Юридический отдел
Отдел формирования закупок

Департамент инженерных коммуникаций и жилищного фонда

Отдел инженерных коммуникаций
Отдел развития инженерной инфраструктуры
Отдел жилищного фонда

Департамент городской среды​​

Отдел экологической безопасности и контроля
Сектор городских лесов​
Отдел благоустройства городской среды​
Сектор общественных территорий
Сектор дворовых территорий
Сектор развития городской среды
Отдел санитарного состояния


Читатели сообщают, что у меня в этом списке неправильная, устаревшая организационная структура КГО. Ну тогда это дополнительно характеризует отдел мэрии, который отвечает за актуальное состояние сайта — информацию брал с него. Отмечу, что на конец апреля 2021 года на странице со структурой не везде указаны адреса, телефоны и имена сотрудников возле должностей.


Итого — в этом комитете четыре департамента, а отделов и секторов в них аж двадцать штук. И если грубо прикинуть, то в каждом работает по пять человек. Вот это много или мало для такого большого города? Я вот думаю, что учитывая то, что сотрудники ничего не успевают, скорее мало. Что не успевают, это факт, и ниже я его с лёгкостью докажу ниже, вот пока тизер:

Но вернёмся к образованию. Было ли какое-то специальное образование или нет, этого всё равно недостаточно. Нужно обновлять и углублять полученные в вузе знания, следить за изменениями в законодательстве, читать новые книги по теме, посещать профильные конференции федерального или международного уровня. Да хотя бы даже на Ютубе смотреть о новых подходах в Челябинске или Белгороде.

Но людей мало, и они заняты совещаниями, перекладыванием бумаг или ответами на обращения иркутян. Вот Игорь Витальевич Савченко (из Департамента инженерных коммуникаций и жилищного фонда) сокрушался в телефонном разговоре со мной, что работать некогда, надо по пять писем в день отправлять. Думаю, не только у него одного такая жизнь. И хотя есть сектор по работе с обращениями граждан, видно, что его существование не освобождает от переписки с гражданами остальных сотрудников. Поэтому, раз сотрудники мэрии не имеют возможности быть в курсе последних тенденций, эту функцию нужно вынести наружу и привлекать каких-то сторонних экспертов.

Одно из прав Комитета городского обустройства (и любого из его подразделений):

привлекать при необходимости научно-исследовательские, проектно-конструкторские организации, высшие учебные заведения, другие организации, а также ученых и специалистов в установленном законодательством порядке для разработки проектов, прогнозов, муниципальных программ развития.

Это право реализует, например, Отдел развития дорожной и транспортной инфраструктуры КГО — они привлекают экспертов, которые внимательно следят за изменениями гостов, за практикой использования новых для страны решений. И те улицы, которые сейчас ремонтируются по программе БКАД — по геометрии местами уже почти как в столице. Можно было бы делать ещё лучше, если бы сотрудницы смежного Сектора по безопасности дорожного движения (из того же КГО) руководствовались не устаревшими гостами и подходами к безопасности дорожного движения и как-то признались бы себе, что их знания протухли и базируются не на науке, а на неподтверждённых стереотипах.

Чтобы на практике проверить квалификацию сотрудников КГО, я провёл на канале опрос (с опечаткой во втором варианте ответа), какая территория вокруг здания мэрии точно находится в её ответственности. Вот на каком расстоянии от этого здания всё точно должно блестеть и соответствовать всем возможным гостам и правилам благоустройств. Ну и ещё, опционально, не оскорблять вкус.

Люди выбрали квартал. Тогда я нанёс на карту все здания, где находятся подразделения городской администрации.

После этого сходил в один из дней по периметру кварталов, где находятся штаб-квартиры КГО и посмотрел, а в каком он из состоянии они. Подобное я уже делал раньше, для фрагмента одной из улиц. Сейчас такую же глубину проработки я делать не буду, задача у этой статьи другая. Вы сами увидите, в каком состоянии здания КГО; по каким тротуарам в эти здания приходят сотрудники; есть ли пешеходные переходы; слышали ли здесь о доступной среде; сколько деревьев и в каком состоянии растут под окнами; понимают ли сотрудники КГО, что грязь в городе от незакрытого грунта; знают ли сотрудники КГО правила содержания фасадов, размещения рекламы, о размерах режимных табличек; о фрагментарной покраске; видят ли беспризорных животных.

Специальное архитектурное образование нужно, чтобы принимать какие-то решения, требующие работы мысли. А вот чтобы просто соблюдать правила благоустройства, ничего же не нужно, кроме глаз и умения читать, ну правда же?

Так почему же, вот кто-то может мне объяснить, почему сотрудники КГО пальцем о палец не ударяют, чтобы хотя бы фасад их здания соответствовал правилам благоустройства, а вид из окна — радовал глаз?! Ведь они здесь неделю за неделей проводят четверть времени (дольше только спят). И эта ущербная среда неделя за неделей влияет на них, усыпляет и развращает. Но вот если бы эти сотрудники взялись бы и хотя бы себе сделали хорошо, задвинув на время всё остальное, вот вы бы их осудили? Даже я бы не осудил. Тут даже никакую коррупцию не подтянуть — да, они делают себе лучше и комфортнее за счёт бюджета города и используя административный ресурс, но лишь добросовестно выполняя требования закона для одной из частей Иркутска. От этих улучшений и жителям перепадёт. Да я бы поддержал, если бы они вдруг захотели такое организовать.

Но почему-то такого не происходит. Вроде бы не слепые и читать умеют — высшее образование же почти у всех. Я не знаю причины. Объясните мне кто-нибудь.

И ещё по поводу квалификации. Читать нужно не только правила благоустройства, но и ориентироваться в законодательстве. Но не все сотрудники КГО это умеют. Например, они пишут мне и другим людям ответы, что не могут никого штрафовать за побелку деревьев. Но это же не так, есть нормативная база, которая позволяет наказывать тех, кто колхозит среду (в конце этого поста её привёл). Но самое смешное и страшное, что в начале месяца я снова написал в КГО письмо о том, что не надо белить деревья, что это незаконно и что вот, пользуясь такими-то нормами, вы можете штрафовать организации, которые это делают. И что вы думаете? Проходит три недели — и Комитет городского обустройства сам белит стволы вокруг половины своих корпусов. Вообще деревянные.

В общем, посмотрите сами. На фотографиях есть нарушение правил благоустройства, иногда несколько разных нарушений. В редких случаях нарушены не правила благоустройства, а другие нормативно-правовые акты, но везде есть что исправить. Если сотрудники КГО читали те документы, которые они должны знать по должностным обязанностям, они непременно поймут, что я имел в виду. Правильное кадрирование фотографий, а также подсказки, рассыпанные по этому тексту, им помогут.

1-й корпус, 102 фотографии
2-й корпус, 44 фотографии

Дорогие подписчики и просто читатели. Помогите иркутскому Комитету городского обустройства привести в порядок кварталы вокруг своих зданий. Вдруг, когда среда у места работы изменится, эта Обустроительная Сотня захочет повысить качество среды и в своём родном спальнике, и там, где учатся их дети, и там, где работают их супруги. Вдруг Прекрасный Иркутск будущего начнётся с этих двух кварталов (не со 130-го же ему начинаться). Не пожалейте времени, сходите и напишите обращения по всему, что вам не нравится в 24-м и 32-м кварталах.

Если вы нечасто бываете в районе цирка, то посмотрите на карту, может быть, вам ближе какой-то другой квартал с одним из зданий городской администрации. Тогда позаботьтесь о нём. Ну и вы всегда можете сделать лучше квартал у своего дома. Глупо надеяться, что на вашей улице перевернётся грузовик с сотрудниками КГО, которые вдруг решили поехать в рейд, чтоб посмотреть, что там где в Иркутске вдруг не так. Улиц много, а сотрудников — всего 108 человек. Ещё и по пять ответов в день писать надо.

Я рассказывал, как можно многое исправить, как должно быть хорошо (и почему), как понять, есть ли нарушение или нет. Попробуйте начать хотя бы с этих тринадцати пунктов, думаю, уже будет лучше. Потом расскажу ещё про разное другое:

Продолжу развлекательно-просветительскую работу. Но и вы там не филоньте. Помогайте чем можете: временем, материально, информационно.

Форма для разовой благодарности автору ниже. Можете подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это позволит вам влиять на выбор тем будущих публикаций и ускорить выпуск материалов.

📖 Мифы о нашем теле

В десятые годы книгоделы открыли для себя новое направление — научпоп. Просветительские книжки печатались и раньше, но их было меньше и подход к их производству был другим. Сейчас покупать книгу, в которой рассказывается о чём-то с научной точки зрения опасно, это может быть что-то дельное, может быть — филиал Рен-ТВ, а может быть вот таким барахлом, как та, о которой расскажу сегодня.

Сазонов, Андрей. Мифы о нашем теле: научный подход к примитивным вопросам / Андрей Сазонов. — Москва : Издательство «АСТ», 2017. — 352 с. (Научпоп для всех). ИСБН 978-5-17-104188-5. Тираж 3000 экземпляров

Мне жаль потраченных денег. И ведь взял в руки эту книжку, открыл её на первом попавшемся месте (глава о «пользе» мёда), прочитал абзац. И ничего-то меня не смутило, потому что абзац этот был, в целом, нормальный. Но если бы я потратил ещё тридцать секунд и открыл бы книгу в других местах, а не только на содержании, я бы, наверное, оставил эту книгу на полке.

Дома я орал как раненый, призывал жену и зачитывал ей вслух пассажи. В титрах указано, что у книги был редактор, (некая А. Амелькина), но работы-то редакторской не видно. Если она и была, то закончилась на первой встрече с автором, где его попросили раздуть объём. Дело было так: автор принёс рукопись, а в ней — всего сорок страниц, по количеству глав и количеству полезной информации в каждой. Редактор говорит, что издательство брошюрами не занимается, просит добавить объёма. Всё, дальше он к книге не подходил. Корректор, метранпаж, продакшн.

А как автор добавляет этот объём — я такого не видел даже в статьях провинциальных журналистов. Шесть абзацев подряд, где каждый — только из одного слова. Оп! И четверть страницы. Неуместные прибаутки, бессмысленные риторические вопросы и прочий хлам. Зудящее желание что-нибудь перефразировать:

Владимир Высоцкий пел: «Я люблю — и, значит, я живу!». Никоим образом не желая принизить огромную роль любви в нашей жизни, я всё же позволю себе перефразировать поэта: «Я регулярно чищу зубы — и, значит, я живу!».
Перефразируя древнее выражение, скажу: «Что хорошо для быка, то не всегда хорошо для человека».
Перефразируя песню из одной старой комедии, можно сказать, что губит людей не пиво, а то что им запивают.

Пример раздувания объёма в окончаниях глав (их сорок, я возьму несколько). Структуру деления на абзацы тоже сохраню для наглядности. Примеров много, чтобы не порвало пост, я спрятал под кат. Можете просто поверить на слово и листать дальше.

А можете нажать сюда и поорать.

Вот так.
Ещё одним мифом, ещё одним заблуждением в вашей жизни стало меньше.
Уже пятым по счёту.


И будет вам счастье!


О бане всё. Тема закрыта.


Простите великодушно, если я кого-то разочаровал.


Берегите себя — и будет вам счастье!


У меня всё.


Как-то так.
Предугадывая вопрос, который может быть задан вами, дорогие мои читатель, спешу сообщить, что перед написанием двадцать первой главы я обратился в психоневрологический диспансер по месту жительства, прошёл обследование и получил справку с круглой синей печатью этого уважаемого учреждения, в которой чёрным по белому написано, что расстройствами психики я не страдаю. Проще говоря — с ума ещё не сошёл. Так что разговор о супах у нас пойдёт абсолютно серьёзный и полностью адекватный.
Моё дело — предупредить, а решать вам. Можете пропустить двадцать первую главу и перейти к двадцать второй.
Впрочем, в двадцать второй главе я тоже замахнусь на святое — на полезность горного климата.


Такие вот дела.
Стабильного вам давления, дорогие читатели! И пусть тонометры в ваших домах годами пылятся без дела.


Больше мне по этому вопросу сказать нечего.


Dixi. В переводе с латыни это означает «я сказал»: то есть я сказал всё, что считал нужным сказать, и добавить к сказанному мне нечего».
Простите великодушно, если я кого-то расстроил, дорогие мои читатели. Но я же предупреждал, что не всем стоит дочитывать эту главу до конца.


Это я так, к слову.
О кальции — всё.
В следующей главе мы замахнёмся на святое — поговорим о мнимой пользе загара. Я предупреждаю заранее, чтобы любители позагорать сразу перешли от двадцать восьмой главы к тридцатой. Если они прочтут главу двадцать девятую, то, возможно, больше никогда не станут загорать.
Моё дело — предупредить.
А решать вам, дорогие читатели.
Как пожелаете, так и будет.


Впрочем, моё дело — предупредить, а решать вам. Уголовный кодекс загорать не запрещает.


Вот так.


Ещё двумя мифами в вашей жизни стало меньше.
А книга, которую вы держите в руках, ещё не заканчивается...


Будьте бдительны, въедливы и придирчивы к тому, что вам говорят!
И будет вам счастье! Много-много счастья!

Если бы я читал этот опус вслух, то сорвал бы горло. Мне кажется, что здесь нет страниц, на которых не было бы восклицательного знака. Была такая, где их было семь штук. Встретился абзац с пятью восклицательными знаками. Думали, что наука это что-то взвешенное, рассудительное? Три ха-ха. Это эмоции, драйв, энергия, истерика.

При этом бывали просветления: автор иногда писал почти нейтрально. С механизмами некоторых процессов я даже разобрался.

Работа корректора слабая. Обыватель не знает, что в и т. д. и подобных сокращениях после первой точки ставится пробел и такие огрехи — это мои придирки. Но то, что углы измеряются в градусах Цельсия — это что-то новенькое.

Как научно-просветительская книга эта работа плоха тем, что, в отличие от правильных здесь нет ссылок на исследования, другие публикации. И в этой книге о разоблачении мифов я нашёл, например, упоминание другого мифа, о том, что в японских компаниях отдают кабинет для избивания чучела руководителя. А сколько я пропустил? Да столько же, сколько редактор, которому за это платят.

В этой серии вышло ещё несколько книг. Не совершайте ошибку, почитайте не один абзац, а по странице хотя бы в разных частях книги. Если что-то свербит, заметите такую же халтуру — не берите. Не поддерживайте плохих профессионалов.

А их больше, чем можно подумать. Когда я искал информацию об этой книге на сайте издательства, то не сразу удалось. Сперва попалась [Не]правда о нашем теле: заблуждения, в которые мы верим. Похожее оформление, тот же автор. Название другое, но такое при переиздании бывает. Захотел посмотреть на другие книги Сазонова, чтобы найти первое издание и не смог. У Сазонова десять других книг про медицину, одна — про русскую кухню и ещё одна — про питание при язве.

Но я справился и нашёл ту, что нужно. И оказалось, что её автором помечен некто Андрей Левонович Шляхов. Со страницы Шляхова на меня смотрел тот же гражданин в очках, который был на моём экземпляре книги. В биографической справке написано, что под псевдонимом «Андрей Сазонов» Андрей Левонович пишет книги о еде. Но на странице Сазонова при этом о еде только одна книга из двенадцати.

Сам Шляхов при этом автор очень плодовитый и разносторонний. Пишет книги о медицине, анатомии, генетике, биологии, географии, детскую литературу. А ещё — путеводители, биографии и фантастику. Всего у Шляхова-Сазонова я насчитал больше пятидесяти книг.

С одной стороны, такая разная тематика и такой объём наталкивают на мысли об авторском коллективе. С другой — если остальные книги с такой же глубиной проработки, то много ума для этого не надо, вполне можно по штуке в месяц выдавать. Беглый гуглинг, понахватать фактов, налить воды, задорновских шуточек и анекдотов навставлять — и в продакшн.

Если вдруг это действительно работа авторского коллектива, то я не понимаю, зачем так палиться: вместо того, чтобы скидывать свою графоманию отдельно кому-то, кто занимается жизнеописаниями, отдельно — кому-то, кто пишет про путешествия и так далее (не имеет значения даже, реальные это будут люди или нет), приписали полсотни книг одному персонажу. Я не против псевдонимов и мистификаций. Но когда мистификация сделана настолько грубо, это вызывает только раздражение и брезгливость.

Оформление

Меня очень сбило с толку оформление. Увидел достаточно сдержанную обложку, «научный подход» в расшифровке названия, внушающую доверие фотографию врача-терапевта в очках, скруглённые страницы — и сложилось впечатление, что над книгой и правда всерьёз работали. Ещё и логотип «Времена» (не путать со «Временем») как-то заслонил для меня то, что это на самом деле АСТ.

Корешок сделан не по-русски

Вёрстка ничем не примечательна, кроме плохого оформления таблиц. Иллюстрации разномастные и то, что они все монохромные, цельности не придаёт. Картинки просто натаскали из других книжек (без указания авторства), а следовало их перерисовать. Но АСТ так делать не будет.

Книга отпечатана на тонкой офсетной бумаге, почти газетной. Я подумал, что это ход, чтобы срифмовать по смыслу с фоном обложки (с обёрточной бумагой) и ещё сделать книгу невесомее, чтобы когда читатель, далёкий от научной картины мира, взял бы случайно эту книгу с раскладки у кассы, физически почувствовал лёгкость её и перенёс бы это ощущение на восприятие книги. И решил бы, что справится с ней, что можно и купить, и почитать, и потом поумничать. Но сейчас я понимаю, что об этом никто не думал и такую бумагу взяли только чтобы печать вышла подешевле, но чтобы не отпугнуть читателя откровенной серостью страниц.

Оранжевых закладок почти нет, потому что я решил не отмечать стилистические недочёты, иначе бы другие метки найти было бы тяжело

Эту книгу продаю (у меня много таких). Подписчикам на Бусти — скидки, а донорам с уровнем «Мурена» и выше — подарю.

По этой книге мне больше сказать нечего. Перефразируя известное выражение «Собрался стол и поскакал чай пить».

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы. Например, они выбирают книги, на которые будут следующие рецензии. Иногда даже читать заставляют.

🧠 Серый Вакуленко

Депутат Григорий Вакуленко огорчился, что пришлось убрать рекламу с крыш в суперцентре. Если бы это была какая-то реклама вообще, то и бог бы с ней. Но мэрия демонтировала рекламу его компании Элитлайн. Поэтому Григорий Николаевич решил предпринять что-нибудь эдакое, что позволило бы ему и дальше уродовать город ради собственной прибыли. Чтобы как-то этот замысел замаскировать, он придумал благовидный предлог и выступил на заседании местной думы с речью.
 

Стенограмма на два экрана под катом

Коллеги! На самом деле вот мы с этими вот правилами по размещению рекламы немножко увлеклись, это моё мнение. Почему? Потому что. Мы очень сильно запрещаем рекламу в городе. А это несёт… ну какой минус… Ну, например, собственник здания хочет его отремонтировать, фасад. А средств не имеет. Но размещая на своём здании рекламную установку или вывеску, рекламную продукцию, он получает достаточно много средств, которые потом пускает её на благоустройство того же фасада. У нас получается за счёт того, что на доме есть реклама, его можно ремонтировать. Сейчас получается, что достаточно много вывесок удалено, устранено. И ну нельзя ставить.

Например, стоит дом в историческом центре, но не является историческим памятником, четырёхэтажный. Рядом с ним стоит памятник исторический, там развалюшка одноэтажная. А вот выше этой развалюшки в рядом находящихся домах, размещать рекламу нельзя. И всё, и значит, вот этот дом рекламу не размещает, не имеет права, потому что, на [неразборчиво] ты не, разместишь, а выше первого этажа уже нельзя, ну, запрещено нашими правилами. И, соответственно, собственник дома, жильцы дома хотят разместить рекламу, да, чтобы поддерживать собственный фасад в порядке, а не могут получить за это деньги найти, там и тем самым мы получаем что? Мы получаем то, что…

Что такое триста домов сейчас размещено, ну согласовано по городу? Это вообще ни о чём. Вот, соответственно, мы идём к тому, что а) у нас не будет хорошего, красивого города в неоне, в каком-то разумном неоне, да, чтобы это красиво было, и б) мы идём к тому, чтобы фасады у нас были... меньше ремонтировались, меньше приводились в порядок. Ну получим мы да, исторический, серый такой, тёмный, тусклый город. Например, есть вот в центре города, есть вот передняя вывеска висит «Букингем», где вот торгуют книгами, она расположена вертикально, причём смотрится гармонично, мне вот нравится, например. Вот и за счёт собственники, за счёт этой рекламы, да, имеют возможность следить за своим домом и так далее. А сейчас это запрещено: её договор закончится и её удалят и всё, и её не будет больше. Собственник не сможет вкладывать больше денег в фасад здания. И мы это прийдём к тому: а) мы не поддерживаем предпринимателей, которые дают эту рекламу, реклама — движитель прогресса, который позволяет ему улучшить свой бизнес, б) собственники домов не имеют возможности дополнительных средств вкладывать в здания.

Простой пример. У Элитлайна в городе было две вывески и там порядка за восемь лет за каждую из них собственник дома получил там порядка около пяти-семи миллионов рублей, ну могу ошибаться. Этих денег вполне достаточно, да, чтобы содержать фасад более-менее, лучше, чем он сейчас есть. Сейчас этих денег не будет. Реально, там есть памятник архитектуры, вот выше него нельзя. Хотя то, на что размещалось, вот нельзя и всё, сейчас такие правила. Я предлагаю, коллеги, вот этот вопрос, касаемо рекламы, на доработку, на доработку, учесть пожелания депутатов, и повторно его рассмотреть на следующем заседании, когда это будет, ну... возможно и готово. Готово, с учётом того, чтобы не сделать наш город серым. Серым, тусклым историческим центром. Вот, который не будет своими фасадами помогать предпринимателям и не будет давать возможность собственникам домов поддерживать свои фасады в надлежащем состоянии. Спасибо.

 
Из несколько путаной речи Григория Николаевича можно вычленить несколько тезисов.

  1. Правила размещения рекламы слишком жёсткие.
  2. Собственники зданий могли бы получать деньги от рекламы и ремонтировать фасады, но мы их лишаем такой возможности.
  3. В центре города у нас есть разваливающиеся дома — исторические памятники.
  4. По закону, рядом с историческими памятниками нельзя устанавливать рекламу на крышах, если она будет выше памятника. Это плохо.
  5. [Реклама на крышах ?] разрешена на трёхстах домах, этого недостаточно.
  6. Красивый город должен быть в неоне. А у нас исторический, серый, тёмный, тусклый город.
Вот с этими колхозниками, думаю, Григорий Николаевич нашёл бы общий язык. И вот так бы они Иркутск и украсили

Можно было бы поговорить о том, что «развалюшки» в центре города Григория Николаевича волнуют не потому, что мы утрачиваем историческое наследие и надо бы как-то его восстанавливать, а потому что существование таких зданий мешает ему рекламироваться. Но про это я постараюсь не говорить здесь.

Можно было бы обсудить жёсткость Правил благоустройства. И я соглашусь, они в плане информационных и рекламных объектов несовершенны, одни положения нужно смягчить, другие — ужесточить. Но и об этом я сейчас тоже говорить не стану.

А хочу поговорить о том, каким Иркутск видит депутат Вакуленко и каким его видят жители и гости города. Также поговорим о тех способах, которыми депутат хочет изменить ситуацию и что предлагают жители.

Григорий Николаевич говорит, что у нас город исторический, серый, тёмный и тусклый. То, что он исторический, спорить сложно. С остальным лично я не согласен и решил узнать, может, это я один такой. Исследование решил ограничить только определением «серый». Если кто-то из уважаемых читателей изучит вопрос тусклости Иркутска, то буду рад прочесть их изыскания. А если у кого-то из читателей вдруг на улице темно, то повод обратиться к депутату округа и узнать, доколе неоновое освещение не будет обеспечено.

Странно, что этот дом я нашёл на Нижней Лисихе, а не на Синюшиной горе

Серый город

Я задавал два вопроса:

  1. Как вы думаете, что имеют в виду люди, когда говорят, что город серый?
  2. Считаете ли, что Иркутск — серый?

Люди не заполняли гуглоформу, они отвечали в переписке, поэтому после ответов на эти вопросы я задавал уточняющие. И вот что выяснил (в исследовании приняли участие более четырнадцати россиян).

Когда говорят о том, что какой-то город серый, то имеют в виду серость разного рода, не всегда это цвет зданий, иногда это серость (формулировки респондентов с минимальной редактурой, необходимой для цельности):

  • климатически обусловленная. Мало солнца. Дождливость.
  • связанная с благоустройством Грязь. Пыль. Недостаток озеленения.
  • социально-культурно-экономическая. Скучно, обыденно, бесперспективно.
  • архитектурная. Советские здания. Спальные районы. Ветхие здания. Неотреставрированные (заброшенные, сгоревшие) дома. Пастельные цвета. Нет заметных достопримечательностей, точек притяжения, доминант. Фасады не чистятся (речь про грязь и копоть).
  • обусловленная качеством наружной рекламы Вывески. Блеклая реклама, выгоревшие баннеры, много трешового дизайна. Наружка не обновляется своевременно, выгорает и покрывается той же грязью и сажей, что фасады. Дизайн скверный, что даже яркая чистая реклама воспринимается как мусор. Объявления повсюду.
  • в целом цветовая. Одежда. Автомобили.
  • эмоциональная. Настроение. Дружелюбие.

Серыми городами люди называли Ангарск, Братск, Гусиноозёрск, Днепропетровск, Екатеринбург, Иркутск, Красноярск, Москву, Новокузнецк, Новосибирск, Норильск, Петровск, Санкт-Петербург, Улан-Удэ, Томск, Читу, Хельсинки. И здесь серый тоже разный: где-то из-за архитектуры, где-то — из-за погоды, где-то — из-за бесперспективности (странно, что не вспомнили Омск).

Чтобы Иркутск перестал восприниматься серым, опрошенные предлагают сделать хотя бы следующее: фасады и тротуары (которые должны быть из плитки!) помыть, ливневую канализацию сделать, нормально заняться озеленением, при благоустройстве «цветовых пятен добавить там, где уместно (и убрать там, где неуместно)».

Никто не говорил, что нужно расставить рекламу Элитлайна по крышам или рекламой «Букингема» украсить углы зданий. (Кстати, если у вас есть информация, почему депутата Вакуленко, работающего на Синюшке, беспокоит этот магазин в центре города, расскажите, я не смог найти концов.) Про рекламу опрошенные говорили больше, что она только портит город. А ведь я спрашивал не просто людей с улицы: вопросы опубликовал в маркетинговом чате Иркутска, где девять сотен специалистов. И если бы они сказали, что нужна реклама на улицах, значит, так и надо.

Говорили немножко и про недостаток освещения. Но никто из опрошенных не подумал, что городу не хватает неона. И мне вот интересно, чего он так люб Григорию Николаевичу? Может быть, Вакуленко видит себя молчаливым, одетым в плащ и шляпу, суровым романтическим героем неонуарного фильма? Или вдруг по киберпанку угорает?

«Неон — символ не очень благих намерений» — цитата из лекции Александра Рыбакова «Неон в кинематографе: визуальная эстетика и значение»

Даже если предположить, что реклама может быть украшением города, то нужно посмотреть, где эта гипотеза подтверждена. Как реклама выглядит в исторических городах, где она размещается, какие у неё габариты, насколько её много. Знаю, что большинство депутатов любит ездить отдыхать не в Барнаул, Алтайский край, а за границу, особенно в Европу. Ну я и выбрал четыре европейских города с численностью жителей, сопоставимой с Иркутском. Отбросил при этом все столицы (Афины, Вильнюс, Копенгаген, Рига, Роттердам, Хельсинки), потому что в них больше парадного и витринного. Если в одной стране было несколько кандидатов, оставлял того, который мне показался более близким нам по возрасту (из статьи в Википедии — простите, Дортмунд, Лейпциг, Палермо, Штутгарт, Эссен). Ещё не стал рассматривать украинский Кривой Рог: не время сейчас говорить про Украину.

Используя гуглокарты, как и в случае с заборами, походил по каждому из них и успел устать, но так и не нашёл на крышах рекламных конструкций, похожих на снятые «элитлайновские». На бездуховном Западе в загнивающей Европе вообще с уважением относятся к историческим зданиям и сохраняют их. Думаю, что тамошние депутаты Вакуленко́вски, Вакули́ни, Уо́куленс и Вакуленшта́йн скорее бы занялись восстановлением той самой «развалюшки», которая мешала коммерсанту портить вид города, чем послаблением правил благоустройства, которые будут снижать туристическую привлекательность исторического центра.

Произвольные места в исторической части Вроцлава (Польша), Генуи (Италия), Глазго (Великобритания), Дюссельдорфа (Германия)

Григорий Николаевич или любой из его последователей может пройти по этим городам и поискать то, чего я не нашёл: крышные конструкции в историческом центре — будет что обсудить. Ну и любому депутату будет полезно немножко насмотра: что там у них с велодорожками, деревьями с причёской под столбы, лестницами, маркизами, проводами, рекламой, рольставнями, трамваями, тротуарами, указателями, уличными верандами. Если вам вдруг что-то из этого понравится, то, значит, это можно сделать и в Иркутске.

Цветной Иркутск

Но предположим, что Вакуленко, говоря о сером Иркутске, не имел в виду всё то, на что он, будучи депутатом, может повлиять: бесперспективность для молодёжи, грязный воздух, пыль и копоть на улицах, уничтожение мэрией деревьев, некачественное благоустройство, утрату архитектурного наследия, загаживающую город рекламу. Вдруг он имел в виду буквально то, что в исторической части города серые дома.

Ну так это ошибка. Научно-исследовательская проектная реставрационная фирма «Традиция» делала исследование колористики исторической части города. Оказалось, что «Иркутск имел свой тёплый колорит, который нигде в России больше не повторялся. В отделке зданий использовались самые разнообразные оттенки жёлтого, белого, тёплого коричневого. Для Иркутска в камне характерны более светлые, радостные тона, чем в дереве» (статья 2008 года).

О разноцветном историческом прошлом домов Иркутска увлекательно рассказал Алексей Константинович Чертилов в интервью «Жёлто-белый дом, серый город»» (Журнал «Проект «Байкал»», № 19, 2009 г., стр. 148...154).

Я считаю его позицию основательной, разумной. Но вот насчёт сочно-синего цвета крыш у меня есть своя гипотеза. Алексей Константинович приводит как аргумент раскрашенные акварелистами фотографии. Но я думаю, что здесь может иметь место художественное преувеличение, ведь синяя краска тогда была самой нестойкой и дорогой, одно дело — на бумажных открытках краской на водной основе что-то раскрасить, другое дело — покрыть квадратные метры металла краской на основе масла или лака.

В интервью Алексей Константинович упоминает Таллин, который «...изначально, исторически, был бледным, некрашеным портовым городом. Когда там задумались о туризме и привлечении инвестиций, то приняли волевое решение. Причём оно было принято коллегиально — архитекторы, общественность, власти. Выкрасили Старый город в сложные пастельные тона, близкие к природным. В то время для нас это было новым. Это был писк, восторг! Я тогда не знал, что созданная цветовая среда была искусственной». То есть европейский город пришёл к тому, что мы уже имеем полторы-две сотни лет, что нам досталось от предков. Наши цвета домов не только настоящие, они ещё пример для подражания. «Если в Иркутске просто помыть некрашеные «лица» старых домов, то они заиграют, заулыбаются только одним цветом дерева».

Учёные люди и большинство опрошенных мной людей не считают Иркутск серым (более того, есть люди, считающие Иркутск синим). Но у нас в городе есть два дома, про которые все точно знают, что один серее другого. Григорий Николаевич считает, что серость может разбавить реклама. Я тут подготовил проект рассеривания Иркутска имени Вакуленко. Серые симметричные прямоугольники буквально задышали новой жизнью. Я ориентировался на золотой канон соотношения размеров рекламной конструкции и элементов здания: логотип Элитлайна на доме у Бабра.

Обратите внимание, какого цвета машины у серого дома. Почти нет смельчаков, которые выбрали бы не серый, серебристый, белый или чёрный автомобиль

Рома Воронежский на своём сайте написал важное:

Цвет — явление идеологическое. Идеология такая: сам по себе цвет не значит ничего. Вообще ничего. Беседы о том, что какие-то цвета с какими-то не сочетаются или что-то означают в отрыве от контекста — шаманство хуже гороскопов. «Красный означает опасность», — говорит человек, который сегодня утром мужественно съел помидор и не дрогнул. «Чёрный — слишком мрачный», — утверждает второй, который сегодня утром читал чёрные буквы на белом листе и смеялся. «Серый скучный», — жалуется третий. Сами вы скучный. Посмотрите на Бастера Китона — весь из оттенков серого, а повеселей вас будет.

 

Серость Вакуленко

А как же сам Григорий Николаевич относится к серому цвету? Оказывается, что он состоит из серого примерно наполовину. Об этом говорят его стиль одежды, цвет телефона, автомобиль или вот оформление соцсетей. Если убрать элементы интерфейса (как оранжевые кнопки и плашки в ОК), то выглядит всё не очень празднично, не хватает огонька. «Разумного неона».

Вы это можете проверить сами, если полистаете фотографии Григория Николаевича в какой-нибудь из его соцсетей. Показательнее, конечно, будет Инстаграм. Он даже не на службе выбирает что-нибудь серенькое и тускленькое.

А ведь серый — не единственный цвет, в который могут одеваться депутаты. Григорий Николаевич мог бы взять пример с коллеги из Смоленска — Максима Михайловича Баранова. Очень эффектный.

 

Григорий Николаевич статный мужчина с фактурной внешностью и в ярком красном костюме смотрелся бы не хуже Баранова.

Вердикт

Иркутск — не серый и не надо под предлогом его украшения залепливать его рекламой. И хорошо бы по поводу слов депутата Вакуленко про серый, тусклый, тёмный Иркутск вспомнить слова местного Великого Кормчего:

Приглашаю уважаемых читателей поучаствовать в параде фотожаб имени серости Вакуленко. Присылайте работы в комментарии в Телеграм-канал «Человек-Фёдор».

Форма для разовой благодарности автору ниже. В 2021 году ею пренебрегали, это замедлило выпуск материалов. Можете также подписаться на ежемесячную автоматическую поддержку редакции, это ускорит.

📖 Анархия работает

«Власть рождает паразитов — да здравствует анархия!», — сказал Нестор Махно. Не могу поспорить с тем, что власть рождает паразитов. Но серьёзная анархия возможна только как гигантский паразит на неанархических системах. Об этом и книга.

Гелдерлоос Питер, «Анархия работает». «Радикальная теория и практика», 2012.

Книга попала ко мне в воронежский период. Кто-то оставил, когда был в гостях в нашей бюрошечке. Анархические организации мне всегда были интересны, я и сам, знаете, люблю всякие там горизонтальные связи, не люблю иерархий, ценю самоорганизацию. Несколько лет по четыре раза в год делал в Иркутске Ресторанный день, например, в максимально децентрализованном формате.

Книга приводит множество небольших примеров того, как люди что-то делают без явных вертикальных структур. Достаточно убедительно показывается, что устойчивое саморегулирующееся сообщество возможна, если соблюдается какое-то одно условие:

  • узкая сфера: ограниченная территория, как в анастасиевских поселениях; только в рамках события (вроде «Книговорота», фримаркетов) или проекта (типа Википедии).
  • непродолжительное время.

Анархические системы управления на нынешнем этапе развития человечества и нынешнем уровне потребления невозможны в государственных и более крупных масштабах. Сейчас попробую объяснить на примере дизайнерской метафоры.

Бывает дизайн маленький, а бывает — большой. Маленький — это такой, который может целиком поместиться в голове одного человека, а большой — требует уже нескольких специалистов, потому что одному сложно всё контролировать на должном уровне. Дизайн афиши — маленький; а дизайн перекрёстка — большой. Хотя в обоих случаях каждый вовлечённый в большой дизайн представляет конечный результат и что-то понимает в работах других людей, но он не может заменить любого из них или сделать всю работу целиком. Во времена первых самолётов самолёт ещё можно было назвать предметом маленького дизайна, сейчас же — нет: в Боинге шесть миллионов частей.

С организациями то же самое. На уровне небольшого творческого объединения анархия возможна: каждый представляет результат, он полностью понимается в голове каждого. У большой же организации — у государства — сотни систем с разной цикличностью работ, с разным горизонтом планирования. И их нужно постоянно между собой увязывать. И у государства бывают неувязки и сбои: сначала по одной программе на улице ремонтируют дороги, через полтора года по другой — обновляют освещение, через полгода — озеленяют по третьей программе; хотя эффективнее было бы все три программы реализовать комплексно, в одно время.

При этом нужно учитывать, что все хотя бы в какой-то мере известные, состоявшиеся анархические системы используют инфраструктуру, созданную неанархическими системами: металл; коммуникации; электрические сети; вычислительную технику; инструменты; продукты. Замкнутая сама на себе анархическая система не может функционировать, она всегд в какой-то мере использует внешний мир. Варианты взаимодействия могут быть разными — от симбиоза до паразитизма, но донором всегда будет неанархический мир.

Оформление

Материал корректором вычитан, явных ошибок я не нашёл, только одна опечатка. Редактор тоже у книги был, только в двух местах есть вольности (эмоциональное «безгосударственные сообщества уязвимы для захвата агрессивными альфа-мужиками» или в описании волнений в Греции «Они боролись с ментами...»). Вёрстка как в настоящей книге: текстовые стили (есть и заголовки, и колонтитулы, и сноски), хотя выглядит недостаточно гармонично, но это отражает идею «собрались и сделали как могли».

Напечатано на самой обыкновенной белой офсетной бумаге, какая лежит в офисе у каждого принтера. Но для большего отражения истинного духа анархизма лучше было бы печатать на какой-нибудь серенькой, дешёвой. Или же на каком-нибудь разбитом ризографе. Бог с ним, можно было бы печатать и офсетом, тогда надо было местами добавить артефактов в сам макет, чтобы сымитировать брак печати: тут недотиск, там — перетиск, тут марашки. Сейчас вышло слишком гладенько, не вяжется со стереотипным образом анархиста. Получившийся же результат больше похож на то, что делало другое достаточно анархическое издательство с книгой не про анархизм.

«Анархия работает» досталась мне бесплатно, поэтому я её, как и многие другие книги, отдаю даром. Но если бумажная вам не нужна (или вы не успеете под раздачу), то на сайте издательства можно скачать электронную версию бесплатно или оставив небольшое пожертвование.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

📖 Что такое счастье

Будь я помоложе, тоже снимал бы как Денис Чужой ролики в жанре «Плохие книги». Ну я человек старой, книжной культуры, поэтому буду писать. А так как я ещё и нудный, то шуток не будет.

Асадов Э. А. Что такое счастье : стихотворения. — М. : Эксмо, 2013. — 416 с., ил. ИСБН 978-5-699-16801-9. Доп. тираж 3000 шт.

Основное, что я хотел сказать об авторе, я уже сказал. Здесь добавлю только что был очень сильно удивлён, узнав, что большую часть жизни Эдуард Асадов был слеп. Только когда начал готовить этот материал, узнал об этом. И стало ясно, о каком ранении и каких операциях было написано в предисловии, почему он так нелепо заблудился в Переделкине (было и об этом лирическое отступление).

Как-то неловко сразу должно было бы мне стать, что я критикую инвалида. Но я-то критикую поэта. Как человек он, может быть, очень хороший, но мы об этом судить не можем. О том, какой он был солдат — можем косвенно судить по его наградам (и датам, когда их выдавали). А вот что мы точно можем делать — это оценивать его как поэта. И неправильно устраивать специальную олимпиаду «Лучший автор среди слепых». Гомер вон, многим зрячим фору даст.

Но когда я читал стихи поэта Асадова, то испытывал такой же бурятский стыд, как и когда в Аршане посетил с женой музей корнепластики. Там тоже у автора трагическая судьба — серьёзная травма. И хорошо, что он нашёл себя в таком творчестве, а мог бы спиться, например. Это его хобби может быть символом жизни, но сами по себе работы очень слабые.

Визуализация стихов Эдуарда Асадова

Чтобы вы прочувствовали немножко, я приведу вам по четверостишию из трёх стихотворений.

Но быть в кино, ей, видно, не судьба:
Внезапно с речью остроэкзотичной
Шагнули к ней три здоровенных лба
С нацеленностью явно эротичной.


Привстал на лапах пеликан,
Глазами мир обвёл
И клювом грудь себе вспорол,
А клюв как ятаган!


Влетела в дом упругим метеором
И от порога птицею — ко мне,
Смеясь румянцем, зубками и взором,
Вся в юности, как в золотом огне.


И это писал человек, с отличием закончивший Литературный институт! Что как бы намекает на степень необходимости такого института (это я ещё Министерство культуры не вспомнил). Добавьте к этим неловким словопостроениям постоянные нравоучения, КАПС и сорок тысяч восклицательных знаков.

Оформление

Это одна из полутора сотен книг «Золотой серии поэзии». Эксмо и серийное оформление — ничего хорошего ждать не стоит. Вот, например, здесь используются шрифты и декоративные элементы из ар-нуво. И какое, спрашивается, отношение к нему имеют Иван Крылов, Олег Митяев, Лариса Рубальская (трижды) и Омар Хайям? Я мог бы понять этот пафос в персональном издании Асадова. Ну была бы какая-то такая логическая связка:

  • Асадов — великий отечественный поэт двадцатого века;
  • великие поэты двадцатого века собираются в две кучки: Серебряный век и шестидесятники;
  • Асадова взаимно не любили шестидесятники, поэтому нужно сделать отсылку к Серебряному веку;
  • Серебряный век начался вместе с ар-нуво.

Но в оформлении серии-то как это всё появилось? Какой посыл хотела сделать Елена Ененко?

«В оформлении использована работа Исаака Левитана» написано в выходных данных. Но вот что мешало указать, что именно за работа? И что мешало не влезать своими грязными руками в работу художника? Я уж не знаю, чем руководствовались А. Новиков и Г. Булгакова, когда выбрали этот пейзаж, но что ими двигало, когда они жёлтую цветовую гамму оригинала изменили на синюю? Да ценой. Пошли в поисковик, вбили «Левитан картина вода берёзки весна скачать», там от разносортицы тонового богатства глаза разбежались. Но нет, чтобы связаться с Третьяковкой и получить эталонную фотографию, книгоделы из Эксмо качают первый попавшийся шакальный джипег с артефактами вокруг веток. И в продакшн. Может быть, здесь тонкий намёк на слепоту Асадова и ему, мол, всё равно: сказали, что великий русский художник работал над обложкой, дед и доволен.

«Большая вода» с Википедии и описание, из которого следует, что у них цвет больше похож на правду:
«Колорит картины образуется из тонких оттенков голубого, жёлтого и зелёного. Преобладает голубая гамма, с которой сочетается желтизна берега и стволов деревьев, оживляемая густым зелёным пятном ели, а также оттенками зелёного в соседнем с ней дубе и сараях вдали. Наиболее разнообразен голубой цвет: вода и небо полны оттенков от тёмно-голубого до практически белого. <...> Пейзаж написан чистыми, светлыми красками, придающими ему прозрачность и хрупкость, свойственные русской весенней природе».

Вёрстка стрёмненькая, а корректор не просматривал ПДФ перед печатью, а файл местами побился и получалось, например, «29 янва яр2002 г.»

В конце вставил скриншоты с сайта издательства. Есть разница в двух страницах. Асадов умер в 2004 году, когда делали первый тираж, он, видимо, был ещё жив. Потом были допечатки и в 2013 году переиздавали ещё со старым текстом, как будто он ещё здравствует. Позже это исправили. Ещё в новой версии появилось упоминание Андрея Бакулевского как автора рисунка, который использовали в оформлении. Ну это обычная практика россиянских издательств — забывать о людях, чей труд используется.

Вот интересно, а сколько всего томов с таким оформлением вышло, какой реальный суммарный тираж?

Переплёт твёрдый, с глянцевой ламинацией. Бумага — второсортная офсетка. На некоторых страницах брак печати — перетискивание. Форзацы пустые, каптал белый.

Эту книжку ещё можно найти в магазинах, но можно купить этот мой экземпляр. Состояние отличное. Понимаю, что эта моя рецензия существенно снижает вероятность продажи, поэтому посмотрите на другие книги, там есть и те, что отдаю даром.

Единоразово поддержать выпуск книжных рецензий — форма ниже, для регулярных автоматических подарков — Бусти (нужна регистрация). Для доноров есть бонусы.

Ранее Ctrl + ↓